Отход от методов шоковой терапии в экономике

Отход от методов шоковой терапии в экономикеНамечался также отход от методов шоковой терапии к поэтапному, относительно безболезненному движению к рыночной экономике. Считалось, что намечаемое введение государственного регулирования цен на товары, которые составляли около 15 % продукции машиностроения, 60-70% металлургии и химии, около двух третей производимых продуктов питания, — было вынужденной, временной мерой, смягчающей социальную напряжённость в стране, возникшую после шоковых процедур Гайдара, выступавшего в роли нового Айболита. Именно поэтому парламент, президент и правительство соглашались с активизацией государственного регулирования цен на опасном рубеже между 1992 и 1993 годами. Но, видимо, такой вариант развития событий не устраивал заокеанских стратегов, действовавших через своих представителей и посредников, в частности, через вице-премьера Б. Фёдорова, находившегося в то время в командировке в США. Он, по существу, осудил постановление российского правительства как антирыночное, а потому — неправильное. В подобной ситуации вице-премьер, не согласный с позицией главы правительства, в большинстве стран подаёт в отставку. Но в России политика часто развивается по особой, неформальной логике. Свою позицию пришлось корректировать не министру, а главе правительства. Реально оценивая влияние сил, которые и в России, и за океаном стояли за спиной Федорова, В. Черномырдин, выступая всего через месяц со своей новой программой в Верховном Совете РФ, уже не упоминал о государственном регулировании цен. Напротив, одним из главных направлений деятельности правительства было названо «ужесточение финансово-кредитной политики», «стабилизация и укрепление рубля».